Цапля большая голубая (big_blue_heron) wrote,
Цапля большая голубая
big_blue_heron

Category:

Про охоту, просто так.

Так вот, про охоту. Мне надоело замалчивать эту тему, будто охота это что-то постыдное, как сифилис, или нелегальное, как конопля на заднем дворе. Это легальный вид деятельности, более того, один из древнейших видов деятельности, возникший задолго до появления современной цивилизации. А уж в Северной Америке охота долгое время была единственным способом получения животных белков, ибо животноводство в полной мере развилось здесь сильно после того, как Америку колонизировали европейцы. К моему большому удивлению я неоднократно нередко слышу от противников охоты одну и ту же нелепую мысль, что охотники больны на голову и испытывают оргазм при убийстве животного. Более дикой вещи мне слышать не доводилось. Даже то, что врет моя старшая про свою школьную успеваемость не идет ни в какое сравнение с этой чушью. Меня серьезно беспокоит психическое здоровье людей, считающих, что лишение жизни животного может вызвать оргазм или вообще может иметь какую-то сексуальную окраску. Ведь нормальному человеку такое даже в голову не придет. Такой бред может придумать только психопат.
В модной нынче травле охотников я вижу банальную ксенофобию. "Эти люди делают то, что я никогда не смогу сам, они не такие как я (а я, понятное дело, эталон "человека"), ату их!" Вот и все. А чтобы это не выглядело так узколобо, поверх натягивается лицемерная маска "защитника животных". Как правило, маска натягивается без малейшего понимания в чем состоит эта самая защита, как она организована и кем осуществляется в нашей провинции, каких животных и от кого надо защищать. И, естественно, без какой-либо реальной деятельности по защите этих самых сферических животных в вакууме. Про защиту животных и охрану природы в БиСи я могу написать как-нибудь потом, а пока что про охоту.

Охота это не про убийство, это процесс. Охота это много работы, это законы и регуляции по охране животных, это история природоохранного движения, это участие в природоохранной деятельности своего клуба, это изучение повадок животных, на которых предполагается охотиться, местности, где предполагается охотиться. Это километры пройденные по лесу, по горам в любую погоду, это часы, просиженные в засаде, наблюдая за животными. Сидя в засаде ранним утром можно увидеть и услышать очень много нового и интересного. Рано утром охотятся луни. Они пролетают над твоей головой почти бесшумно, удивленно заглядывая тебе в глаза: “А ты кто? И что тут делаешь?”. А вот с громким треском пролетела стая лебедей. Кто бы мог подумать, что лебеди такие шумные в полете. Утки летают со свистом, они так часто машут крыльями, что воздух свистит. А вот совы летают бесшумно, абсолютно бесшумно. Ты идешь в сумерках по лесу, и вдруг мимо тебя проносится что-то большое и темное, почти задевая крылом - большая серая сова. Скорее всего та, которую ты видел предыдущим утром неподалеку на опушке.
Охота это знания, знания где, когда и кого можно встретить с наибольшей вероятностью. Где скорее всего можно встретиться с оленем в полдень жарким, ясным, сентябрьским днем? На какой высоте, на каком склоне? А с лосем? А с медведем? А где они будут в середине ноября, в снежный буран? А после? Эти знания не появляются в голове внезапно, этому нужно учиться самостоятельно.
Охота это умение читать тропы и следы. Вот ты в лесу, сошел с дороги и что теперь? Кто есть в этом лесу и где они сейчас? Солнце еще не поднялось над горизонтом, в утренних сумерках лес выглядит несколько враждебно. Ты идешь по тропе, хорошо натоптанной, широкой настолько, что можно почти идти вдвоем. Сойди с нее, это не то, что тебе надо, это коровья. А вот эта, идущая поперек, узенькая, местами едва заметная, скорее всего та, что нужна тебе. Пойдем по ней. Боже мой, что за запах? Пахнет так, что даже ущербное человеческое обоняние может его уловить. Тут прошел олень, ищущий даму сердца. И не просто прошел, а еще и пометил свою территорию, чтобы все знали что это все его. Вот он то нам и нужен. Но куда он шел, туда или сюда? Когда он прошел? Он шел кормиться или обратно с кормежки спать? Недавно, недавно он прошел, вот и еще теплое тому свидетельство! Не голодает зверушка, хорошо кушает. Идти надо медленно, плавно и очень тихо, руками не размахивать, резких движений не делать. Солнце постепенно поднимается и по лесу разливается мягкий свет. Тропу и свидетельства жизни оленей становится видно лучше. А он в этом лесу явно не одинок. Но стоит неосторожно поспешить, проломиться с треском через кусты, шурша одеждой (вы бы знали как громко скребут ветки кустов по одежде!), и олень увидел, услышал тебя первым, а все что услышишь ты это возмущенный однократный всхрап и может только ветер принесет на прощание олений запах.
Но мы пойдем дальше, ведь надо узнать кто еще здесь живет, где их спальни и столовые, где они отдыхают днем, а где вечером, какой тропой идут ужинать, а какой завтракать. Вот симпатичная вырубка, заросшая черникой и иван-чаем, любимым оленьим лакомством. Черники много, она спелая. Поднимаешься вверх по склону следуя краю вырубки. Как интересно, вроде как под ногами тропа, а вроде как и нет, на земле то там, то сям попадаются свежие черничины, некоторые раздавлены. Тропа ведет в защищенный тенистый распадок. А вот и разгадка - несколько кучек медвежьих экскрементов. Кучки разных размеров. Хм, пожалуй, стоит повернуть назад и убраться отсюда поскорее, пока хозяйка тайги не объяснила, как нехорошо мешать спать ей и ее детям.
Или вот еще так, на опушке заросли дикой малины. Кто ж откажется от спелой малины, ты идешь полакомиться ягодками и замечаешь, что дальше в малиннике проломлен проход, достойный слона, и то тут, то там наплеваны ягоды. Но ягоды подсохшие, обломанные ветки малины тоже. Тут живет медведь самец, один и очень крупный. О его размерах говорят оставленные им кучки. Можно не спешить и продолжать есть ягоды, его сейчас тут нет, он ушел спать. Если погодные условия соответствуют, то можно поискать следы. Просто так, из праздного любопытства, чтобы потом показать всем фотографию медвежьего следа в сравнении со своим ботинком 8 размера. Сравнение будет не в пользу ботинка.
Но в сухую погоду искать и читать следы плохо, их сложно увидеть. После дождя лучше. Оленьи копыта отлично отпечатываются в грязи. Вот например следы оленя, который таки нашел даму сердца и она была благосклонна. Но судя по состоянию следов, случилось это ночью, а может даже предыдущим вечером.
Но лучше всего читать следы после снегопада.
Вот бегали зайцы. А вот рыси гоняли зайцев. А вот лисица тоже хотела отведать зайчатины. Тяжело быть зайцем в лесу, все хотят тебя съесть.
Вот неспешно шел олень, один, самец. Вальяжно так, никуда не торопился, останавливался посмотреть по сторонам, пожевать чего-нибудь. Куда же он шел? В “столовую”. Там к нему присоединились еще несколько, затем разбрелись кто куда в разные стороны. Кто в другую “столовую”, кто в такие непроходимые заросли, что ты бросаешь эту затею и уходишь.
Ой, а это что за следы? Да это же лоси! Кто бы мог подумать, что в местности, которую ты вроде бы знаешь как свои пять пальцев есть лоси. Нет, их экскрементами засыпана половина леса, но они очень осторожны и не только на глаза не попадаются, даже их следы раньше не встречались. Но теперь ты точно знаешь, что здесь есть по крайней мере лосиха с лосенком.
А вот это уже интереснее. Волки. Шли цепочкой, ой, разделились. Кого-то подняли. Зайца. Гоняли зайца, но зайцу повезло. Пошли дальше. Разделились опять. Подняли группу оленух с молодыми оленятами, которую ты видел в этом месте вчера. На снегу написана вся драматическая история ночного нападения. Волки работали слаженно и успешно отбили молодую оленушку. Ей, в отличие от зайца, не повезло. Волки съели почти все, оставив только черепушку с обгрызенными ушами, позвоночник и крупные кости ног. Кости обглоданы так чисто, как не обрежет ни один мясник. Стая воронов старательно подбирает остатки волчьей трапезы и громко возмущается при твоем приближении.
Охота это еще и умение видеть. Все думают, что могут смотреть и видеть, но это разные вещи. Можно пройти мимо оленей, медведей и прочих зайцев в кустах и никогда не увидеть их. И олени и зайцы мастера маскировки и умения замирать неподвижно. Серо-пестрая шкура оленей отлично маскирует их на фоне нашего леса. Недаром чернохвостых оленей называют серыми призраками (grey ghost).
Вот ты движешься медленно по старой заброшенной дороге, идущей через лесную чащу. Деревья стоят частоколом, густо, как подшерсток у лайки. Вдруг что-то привлекло твое внимание, что-то выбивающееся из общего паттерна леса. Ага, вот оно! Шевельнувшееся оленье ухо! Вслед за ухом перед твоим взором проявляется вся целиком оленуха, озадаченно смотрящая на тебя. Если продолжать присматриваться, то постепенно, как появляется картинка на фото-бумаге, опущенной в проявитель, на фоне леса проявятся еще пять-шесть оленей. Они всегда там были, только ты их не видел. Кто-то из них смотрит на тебя, кто-то не отвлекается на ерунду и продолжает есть, тоже мне невидаль, люди.
Или еще так. Лес прозрачен, у него почти нет подлеска, видимость метров на 100, а где и больше. Ты уже готов идти дальше, но неожиданно обнаруживаешь, что смотришь на ноги. Длинные красивые ноги “загорелого” цвета. Ноги заканчиваются элегантными копытцами. С другой стороны ноги продолжаются огромной оленухой, лежащей под скалой метрах в 20 от тебя в позе Данаи Рембрандта. Она вопросительно смотрит на тебя: “Что вам угодно?” “Ничего, так мимо проходили, извините за беспокойство”, и уходишь, пусть отдыхает.
Охота это еще и возможность получше узнать животный мир своей провинции, возможность встретить животных в их естественной среде, которых ты раньше видел только на картинке или в телевизоре. За все годы походов по нашим горам я не видела столько диких зверей, сколько встретила за первый охотничий сезон.
Вот ты едешь по старой дороге, подрезающей крутой склон, с одной стороны густой ельник, с другой склон и чуть повыше стена кустарника. Неожиданно в сплошной зеленой стене сверкают два любопытных глаза. Ты останавливаешься и с удивлением смотришь на рысь, пушистую серебристую рысь, с пышными бакенбардами и кисточками на ушках. Рысь смотрит на тебя с не меньшим интересом. Вот она, на расстоянии не больше двух метров, прям на уровне окна. Пока ты лихорадочно ищешь камеру, чтобы сфотографировать зверушку, к первой рыси присоединяется вторая: “Ну, что там такое?” “Да вот, люди”. Вторая рысь трется щекой об ухо первой, “эка невидаль, пойдем”, толкает первую рысь боком, разворачивается и уходит в глубину кустов. Первая рысь следует за второй, ты как раз нашел камеру, но сфотографировать можешь только короткий хвост с черным пятном на конце.
Или так. Ты остановился на мосту, чтобы сфотографировать реку и горы, а из придорожных кустов вышла рысь чтобы посмотреть на тебя поближе. И совсем не боится. Рыси вообще очень любопытные, довольно часто выходят просто чтобы посмотреть кто ты и что тут делаешь.
Оленухи часто подходят поближе, чтобы получше рассмотреть тебя. Однажды оленушка подошла метра на два и долго стояла по другую сторону куста, тараща на меня свои большие карие глаза, силясь определить кто я и зачем. Казалось, протяни руку и погладишь эту бестолочь. Но гладить оленей не надо, они не оценят.
А еще бывает вот так. Ты вышел из машины в конце старой дороги посреди леса и стоишь осматриваешь выведенную из использования наблюдательную вышку, fire lookout tower. Внезапно кусты позади тебя раздвигаются, почти бесшумно раздвигаются, и на полянку перед вышкой выходит крупный пушистый красавец-мужчина гриззли. Пока ты нервно скидываешь с плеча ружье и кричишь медведю: “Иди давай отсюда!”. Он брезгливо морщится, щурит свои маленькие глазки, презрительно бормочет “понаехали тут”, и небрежно бросив “не ссы в компот, ахотнег, я не к тебе”, удаляется в кусты с другой стороны поляны, где следующие полчаса ковыряет трухлявый пень в поисках насекомых. Может он там и дольше сидел, но на осмотр наблюдательной вышки хватило получаса, и мы удалились чтобы не мешать хозяину леса трапезничать.
Но больше всего нравится когда можно просто наблюдать за жизнью животных с безопасного расстояния. Например за ужином семейства бобров. Или за путешествием ондатры из одного озера в другое. Или за утренним моционом лосихи с лосенком. То утро было морозным, земля покрыта тонким слоем свежего снега. Рассвет только занимался. По среди заснеженной вырубки стояла лосиха и ее детеныш. Они только встали, посему одна сторона тел была темно-коричневой, а вторая еще покрыта белым, сверкающим в лучах раннего солнца, инеем. Совершенно потрясающее зрелище.
Ну а самое то главное, не дающее покоя противникам охоты то где? Где агония-кровь-кишки? Не знаю, я не за этим в лес иду.
Но вот вся предварительная работа сделана успешно, ты в нужном месте и в нужное время, и на сцене появляется ОН, тот, ради которого ты уже третий или четвертый день проводишь в лесу у черта на рогах, где нет ни сотовой связи, ни водопровода, ни канализации, там даже воды часто нет, что привез с собой, то и твое. ОН вероятно красив, точеная фигура, развесистые рога, но тебе этого не видно, потому что все, что видишь сквозь кусты это кончик хвоста, шевельнувшийся чтобы отогнать мух, край уха и один рог. Сможешь ли подкрасться бесшумно на выстрел к существу, чье выживание в лесу зависит исключительно от остроты слуха и обоняния, кто знает этот лес значительно лучше, чем ты когда либо будешь знать? Это вопрос. А если тебе повезло, и между тобой и дичью нет густых кустов, то безопасно ли стрелять? Есть много условий, которые могут помешать сделать выстрел и олень пойдет себе дальше, отращивать новые поинты на рогах. А попадешь ли вообще? Хорошо ли ты тренировался в тире? Выстрел всего лишь последняя точка в длинном процессе, называемом охотой, это не есть охота. Ставить упор на выстрел как на суть охоты, отвергая тот факт, что охота это процесс, просто глупо и бессмысленно.
Tags: hunting
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments